katherineyakson

Categories:

О школе

Даже если этот пост никто и никогда не прочтёт – что ж, по крайней мере, я выговорюсь и изолью своё возмущение прямо… в монитор.

Лично я руками и ногами выступаю за детскую самостоятельность. Не в том смысле, что трёхлетних детей можно отпускать одних гулять по улицам, а в том, что с каждым годом сфера личной ответственности ребёнка должна расти. Грубо говоря, ребёнок должен учиться сам делать то, что раньше делали для него родители: сам есть ложкой, сам одеваться, сам мыться и так далее.

И не только делать! Я за то, чтобы по максимуму предоставлять ребёнку выбор: делай или не делай, как хочешь, но если не сделаешь, получишь такие-то последствия. Опять таки, конечно же, я не призываю позволять детям перебегать дорогу на красный или играть со спичками, дабы проверить, что может случиться. Всё должно быть в рамках разумного.

Я не детский психолог и, возможно, не знаю, как правильно, но меня так воспитывала мама, и я сама воспитывала так своего сына, и у нас всё прекрасно получалось… пока Артём не пошёл в школу.

Современная школа (по крайней мере, наша) – это не школа для детей. Это школа для родителей.

Как так? Очень просто. Домашние задания задают не детям – их задают родителям – присылают в чат класса в WhatsApp, вместо того, чтобы диктовать детям, чтобы те записали его в дневник. За невыполненные задания также ругают не детей, а родителей. Как же так, почему не сделано, почему вы не объяснили, не помогли, не заставили?.. Вся информация по поводу того, что нужно принести, как одеться, какую поделку сделать и какого цвета фломастеры купить – всё присылается родителям. Соответственно, с них же и спрос, если что-то не так. Похоже, учителя нашей школы не воспринимают детей как разумных существ, которые в состоянии сами записать задание или собрать в школу портфель. Детей лишают малейшей ответственности. А ведь это не первоклассники, это уже третий класс, детям по 9-10 лет.

Когда учительница Артёма впервые написала мне о том, что Тёма не принёс в школу пластилин, я очень удивилась. Плохо, конечно, что он забыл, но почему она сообщает об этом мне? Не проще ли сказать Тёме, чтобы он, например, записал в дневник, что нужно принести пластилин? 

Но с дневниками отдельная история. Нашим третьеклассникам не разрешают самим заполнять дневник – мол, детскими почерками получается непонятно, неаккуратно и вообще грязно. Дневники заполняют родители. И попробуй только забудь его заполнить – классная руководительница моментально начинает звонить и пугать завучем. Наши учителя вообще любят пугать. Когда я заикнулась о том, что мой десятилетний ребёнок с Нового Года будет ездить домой сам (одна остановка на автобусе, и даже дорогу переходить не нужно), и я больше не буду его встречать, у всей школы случилась коллективная истерика. На меня кричали, угрожали, обещали написать заявление в опеку – какая же я непутёвая мать, не хочу водить за ручку десятилетку.

Я немного в шоке от всего происходящего, потому что прекрасно помню, как я ходила в школу. Моей маме даже в голову не приходило делать со мной уроки, более того, и проверять, сделала я их или нет, ей тоже не приходило в голову. Она всегда могла объяснить мне что-то, что я не понимала, помочь, но – только если я об этом просила. Мама не проверяла, всё ли я положила в портфель и не водила меня в школу за ручку. Конечно, у наших учителей не было WhatsApp и других мессенджеров. Они могли, разумеется, позвонить родителям домой, но, насколько я помню, делали это крайне редко и только в самых вопиющих случаях. Так что о школьных делах детей родители узнавали в основном на родительских собраниях, и то больше просто по факту: «Ваш ребёнок двоечник». Ну, что поделать…

И все как-то выросли.

А теперь классная руководительница моего ребёнка встречает меня словами: «Поточите Тёме карандаши, а то у нас было рисование, и оказалось, что у него все карандаши затупились». Простите, мне казалось, что моя задача – купить Артёму карандаши, а вовремя их точить десятилетний ребёнок способен сам. Дело в том, что Тёма умеет точить карандаши, и всегда прекрасно это делал. Тёма умеет собирать рюкзак, Тёма ездит один в транспорте, ходит в магазин и вообще для своего возраста – вполне самостоятельный ребёнок. Пока мы с ним вместе противостоим всему этому инфантилизму, но увы, я начинаю замечать, что под влиянием школы Артём временами начинает лениться и изображать беспомощность.

И вот что делать? Школу менять – а в другой точно будет иначе? Доказать что-то нашим учителям нереально – глаза выпучиваются, лица краснеют, а руки сами тянутся написать «куда следует». Терпеть и молча держать оборону? Не знаю…

Уф. Выговорилась.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic